На главную
Мои картины
живописные
произведения
Мои рисунки
графические
произведения
Фото альбом
галерея
фотографий
Путешествия
здесь был
Руслик
Рассказы
путевые и
непутёвые
Гостевая   
книга жалоб и
предложений

 Высокогорный Тунгнат. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет...

  
Тунгнатх
  
Тунгнат на карте

Вот и добрались мы до последнего рассказа, посвященному моей поездке по некоторым святыням Гималаев. Сегодня я немного расскажу вам о Тунгнатхе, самом высокогорном храме Гархвальских Гималаев. Ранее я уже приводил легенду о Шиве, которая положила начало этому храму, но, думаю, уместно будет вспомнить ее еще раз.

Эта легенда, описанная в Махабхарате, гласит, что после братоубийственной битвы на Курукшетре, братья Пандавы направились в Варанаси с целью получить прощение Шивы и искупить свои грехи. Шива, не желая идти им навстречу, покинул Варанаси и спрятался от Пандавов в Уттаркханде, а затем в соседнем Кедарнатхе. Но Пандавы последовали за ним и в Кедар. Желая спрятаться от них, Шива принял облик быка, пасущегося в долине Кедарнатха вместе с остальными быками. Но это не помогло ему спрятаться от Пандавов, страстно желавших встречи с ним. Вечером, когда всем стадам пора было возвращаться домой, Бхим, один из Пандавов, огромного роста и силы, встал своими ногами на вершины гор, стоящих по краям долины и стал пропускать под собой всех быков поочередно... Все они благополучно прошли через него, за исключением одного могучего Быка-Шивы. Бхим наклонился, пытаясь схватить его руками, но в тот же миг Шива ушел из под его рук в землю. Горб Шивы оказался в районе Кедарнатха, руки в районе Тунгната, лицо в районе Рудранатха, а туловище в районе Мадхамахешвра. Впоследствии в этих местах были построены священные шиваистские храмы - Кедарнатх, Тунгнатх, Рудранатх и Мадхамахешвра, каждый из которых привлекает к себе многие тысячи паломников каждый год. Главным их этих храмов является храм Кедарнатха, о котором я уже писал ранее, а теперь расскажу о Тунгнатхе.

Из Укиматха в Тунгнатх

  
Храм Тунгнатха
  
Храм Тунгната

Добираться до Тунгнатха лучше всего из Укиматха, где я находился в тот момент. Напомню, Укиматх - небольшая деревня на берегу Мандакини, куда я отправился после пребывания в Кедарнатхе.

Храм Тунгнатха расположен на высоте 3680 метров, и, естественно, никакой транспорт туда не ходит. Но можно (и нужно) добраться на автобусе до крохотной деревеньки Чопта, которая расположена как раз у начала дороги к Тунгнатху. Собственно говоря, никакой самостоятельной ценности Чопта не имеет, и служит лишь для обслуживания паломников, идущих на Тунгнатх в весенне-летний период.

Из Укиматха до Чопты уходит несколько автобусов день, и лучше успеть на самый ранний. Погода в горах непредсказуема и туманна, поэтому, чем раньше вы доберетесь до Тунгнатха, тем больше шансов увидеть его в ясную погоду. Первый автобус до Чопты уходит в семь часов утра, отправляясь от большого красного ашрама у южной стороны деревни. Названия этого ашрама я уже не помню, но там он единственный в своем роде, так что увидеть его будет несложно. Автобус идет проездом из Гуптакаши, стоять и ждать никого не будет, поэтому к семи часам нужно быть на месте. Но, то ли мое время отличалось от укиматовского, то ли я долго шел к этому ашраму, но еще за сто метров до него я увидел автобус, подошедший к пустой остановке.
Пришлось делать мощный спринтерский рывок к автобусу, что с учетом рюкзака на спине, было весьма непросто. К счастью, водитель автобуса по достоинству оценил мои старания, и терпеливо дождался меня. Я загрузился, и мы поехали. От Укиматха до Чопты около сорока километров по извилистой горной дороге, так что нас ожидало почти два часа езды. Сущий пустяк по сравнению с предыдущими поездками, тем более, что захватывающие дух пейзажи, открывающиеся из окна, не давали мне скучать.

Всходило утреннее солнце, бросая свои первые лучи на зеленые долины, желтые поля и синие горы. На горизонте сверкали грани заснеженных вершин, а нас склонах холмов и ущелий, то тут, то там, белели маленькие домики, как звезды, рассыпанные по земле. Я даже достал свой фотоаппарат, и стал снимать прямо на ходу, чего обычно не люблю делать. Временами дорога шла по лесу, и тогда, вместо солнца и полей, нас встречали густые туманы и мрачные вековые деревья. Два часа прошли незаметно, и вскоре наш автобус остановился посреди открытой лесной опушки, залитой солнцем. Это и была Чопта. Как я уже говорил, Чопта не является деревней в полном смысле этого слова, а служит лишь остановкой для паломников и путешественников, идущих на гору Тунгната.
Здесь расположены несколько отельчиков, которые представляют собой маленькие деревянные сарайчики, похожие на те, в которых держат лошадок или буйволов:) а также уличные забегаловки и чайные, в которых можно перекусить и попить чаю. Тут же начинается и дорога, ведущая наверх к Тунгнату.

Тунгнат

Стояла прекрасная погода, с широким голубым небом, и я, не желая терять драгоценное время, решил сразу отправиться к Тунгнату. Оставив свой рюкзак в одном из отельчиков, я пошел наверх. Чопта расположена на высоте 2900 метров над уровнем моря, так что до Тунгнатха идти еще более километра по высоте, и около 5 километров по самой дороге. В связи с большой религиозной значимостью Тунгнатха, дорога к нему хороша, удобна, местами выложена камнями, так что ее без труда осилит любой, даже малоподготовленный, путник. В начале путь лежит через густой дремучий лес, но вскоре он расступается и далее дорога идет по открытому склону горы, откуда открываются замечательные и размашистые виды на все окрестности внизу. Сочетание сине-голубого неба, белоснежных верхушек гор и темно-зеленых хвойных лесов никого не оставит равнодушным, заставляя на время забыть о Тунгнатхе, остановившись посреди дороги и замирая от восторга...

По правде говоря, меня всегда привлекали не собственно сами святыни Гималаев, ибо человеку, выросшему в России, сложно глубоко проникнуться важностью этих мест, а прекрасная, сказочная природа, разворачивающаяся здесь перед изумленным взором путника. Невольно на ум приходят мысли, что характер окружающей природы прямо влияет на религиозные воззрения народов, живущих в ней. Неудивительно, что именно Индия и Гималаи породили такое число великих мудрецов, ибо мало что так распологает к возвышенным и спокойным мыслям, как пейзажи гималайских гор и долин.
Также понятно, почему многие пророки удалялись в пустыню - вряд ли еще какой пейзаж, кроме пустынного, способен так явно говорить человеку об универсальном едином Абсолюте, вобравшем в себя все и вся. Неудивительно, что все великие религиозные учения мира рождались в странах либо с большими горами, либо, наоборот, с большими пустынями.


Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.

Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он,
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.

Моих ушей коснулся он,
И их наполнил шум и звон,
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.

И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.

И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.

Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей.

                                    А.С.Пушкин, 1826

Будучи самым высокогорным храмом этого региона, Тунгнат позже других становится открытым для посещения паломниками. И так получилось, что я попал сюда всего на второй день после официального открытия сезона паломничества к Тунгнату. Видимо поэтому, на всем пути наверх мне попались лишь еще несколько путников, что, несомненно, порадовало меня. Как тут не вспомнить дорогу к Кедарнатху, по которой непрерывным потоком шли сотни людей и лошадок.

По мере подъема, характер окружающего ландшафта и климат постепенно менялись. Деревья становились все меньше и меньше, постепенно перейдя на нет. Голубое небо погасло, и вскоре от былой теплой и ясной погоды не осталось и следа. Всюду, куда ни посмотри, висела лишь серая пелена тумана, за которой мутнели обрывки гор и придорожных камней... Еще несколько минут упорного пути, и вскоре на вершине показались очертания строений и куполов - это был Тунгнат.

  
Пропасть
  
Над пропастью

После нескольких каменных сарайчиков, теснящихся вдоль дороги, перед вами предстанет дуга ворот на территорию храма Тунгнатха. Как и везде, здесь следует снять обувь и проходить далее босиком. Архитектура храма типична для всех шиваистских храмов Гархвала, и ничем особенным не отличается. Как всегда, храм построен из камней, а потому все его постройки имеют серую окраску векового камня, вымытого дождями, поросшего мхами и лишайниками. Лишь только фасад главного входа празднично разукрашен разноцветными полосками и свастиками. Территория храма совсем небольшая. Да, и с чего ей быть большой. На пятачке у вершины горы особенно не развернешься. Жаль только, что все окрестности вокруг были укрыты плотной пеленой тумана, так что остается только догадываться, какой восхитительный вид открывается отсюда в безоблачную погоду. А пока, Тунгнат тихо и мирно плыл в облаках, словно оторвавшись от нашей грешной земли, со всеми нашими грязными и мерзкими делами.

Особенно захватывающим был вид на противоположную сторону горы, где у края пропасти на зеленой траве и камнях приютились несколько человек. И казалось, что там впереди, за туманом, покоится целая бездонная бездна. А, быть может, там лениво плескается море, с мягким туманом, стелющимся по его волнам. И по морю плывет маленький парусник - простая деревянная донка с белым треугольным парусом. Лодка уже старая, почерневшая, но еще вполне прочная и надежная, с крепким парусом, который выдерживал сильные бури и ветра. И плывет в той лодке дедушка. Старенький дедушка, с седой бородкой, и добрыми глазами на испещренном бесчисленными морщинками лице.
И зовут его Бодзюцу. А, быть может, Моханрой. Хотя, возможно, его никак не зовут. Он забыл свое имя, и теперь оно ему не нужно. Когда-то дедушка заблудился в море, и остался там навсегда. Сначала он искал дорогу назад, но потом забыл откуда приплыл, и теперь уже ничего не ищет. Ему больше ничего не надо. Он забыл свой дом и свое имя, но он вспомнил себя. Он нашел себя, и этого ему достаточно. Теперь он просто плывет в своей маленькой лодке, по вечно-туманному морю... Вскоре, впереди, за белой пеленой, показались очертания скалы, и теперь дедушка плывет к ней. Эта скала целиком состоит из большого куска алмаза. Вокруг той горы плавают белые лебеди, которых в белом тумане почти и не видно - только их темно-красные носики медленно кружатся вокруг скалы. Дедушка подплыл к скале и поднялся. Здесь, у самой воды, начинались маленькие ступеньки, ведущие на вершину скалы. Дедушка вышел из лодки, и стал тихонько подниматься наверх. Стоить заметить, что это была не простая скала, а волшебная.
Раз в тысячу лет к этой скале прилетала волшебная птичка-невеличка по имени Нэртис. Она жила за семью морями и тысячью горами, и раз в тысячу лет возвращалась сюда, чтобы поточить свой маленький серебряный клювик об алмазную гору. Дедушка знал об этой птичке. Для того он и приплыл к алмазной горе, чтобы увидеть Нэртис. Он сел на камень, и стал ждать. И ждал он ее целый день, или даже целый год. А, быть может, даже целых сто лет. Но это не важно, ведь он умел ждать.

Наконец, он увидел, как сквозь туман, затрепетали чьи-то крылышки, сверкнул чей-то серебряный клювик, чье-то ласковое пенье нарушило вековую тишину, и маленькая птичка-невеличка по имени Нэртис приземлилась на алмазную гору. Дедушка улыбнулся, и залюбовался ей. Никогда еще он не видел такой прекрасной птички, как Нэртис. И, в свою очередь, птичка никогда еще не видела такого доброго и улыбающегося человека. Хотя, по правде говоря, этот дедушка был первым человеком, которого видела Нэртис в своей жизни.
Немного посмотрев на него, она принялась точить свой маленький серебряный клювик об алмазную гору. Поточив его, она еще раз посмотрела на дедушку, сверкнула клювиком, что-то пролепетала на прощанье, и, взмахнув своими разноцветными крылышками, скрылась в тумане, улетев назад, за семь морей и тысячу гор... Дедушка долго смотрел ей вслед, и хотя она давно уже скрылась из виду, он все продолжал всматриваться в белую пелену, и, временами, ему даже казалось, что он снова видит ее, порхающую над морем... Но нет. Только маленькое золотое перышко, колышащееся на ветру, напоминало теперь ему о Нэртис. Дедушка подобрал перышко, и сжал его в руке.
Последний раз он посмотрел в море, а затем спустился вниз к своей лодке. Белые лебеди расступились перед ним, и он снова поплыл вперед. Плывет... Куда ж нам плыть...

  
Водопад
  
50-метровый водопад

Вдоволь насладившись и надышавшись Тунгнатхом, по уже знакомой дороге я спускаюсь назад в Чопту. По дороге туман тает и рассеивается, и в Чопте меня снова ждет хорошая и ясная погода. Я подкрепился немного бананами, и решил прогуляться по окрестностям, пройдя дальше по дороге в сторону Чамоли (см. карту). И не зря. То, что скрывалось за пеленой тумана на вершине Тунгнатха, в полной мере развернулось передо мной во время этой прогулки.
В первую очередь, это огромная, бескрайняя долина, поросшая лесом, и тающая на горизонте в голубой дымке. Если пройти еще дальше два-три километра, то можно увидеть водопад, срывающийся вниз с этого ущелья. На одном сайте я прочел о его, якобы, километровой высоте. Поэтому мне очень хотелось дойти до него, и увидеть его самому. Дошел. Увидел. Конечно, автор той статьи приукрасил раз в десять - высота водопада составляет не более 50 метров, что итак очень много. (Для справки - самый высокий водопад в мире Анхель находится в Венесуэле. Падает с высоты 979 метров).

И здесь, среди причудливых деревьев, под уступами отвесных скал, на меня вдруг повеяло такой знакомой русской грустью и русским духом, что я сам был немало удивлен этим веяниям. Эти пожелтевшие опавшие листья, прямо как в наших парках, эта влажная сырость в тени больших деревьев, как в русском бору... Все это показалось мне таким знакомым, словно я на миг вернулся домой, и снова дышу родным русским воздухом. Под ногами цвели до боли знакомые одуванчики, по которым порхали наши бабочки-капустницы. Вдали, в лесу, глухо стучал топор дровосека.
А потом, ко всему этому, где-то грустно и заунывно запела... кукушка. И тогда последние различия между Чоптой и русским лесом окончательно стерлись в моем сознании... Здесь русский дух, здесь Русью пахнет. Уходить отсюда не хотелось. И лишь по-русски затянувшееся тучами небо, заставило меня вернуться в Чопту. Изначально я собирался было остаться в Чопте на ночь, но, увидев, в каких сарайчиках мне пришлось бы это делать, я решил вернуться назад в Укиматх. К тому же, начинающийся дождь не предвещал ничего хорошего.

Я сел в один из автобусов, который, кажется, должен ехать в Укиматх. После получасовой стоянки он заполнился людьми настолько, насколько это было возможно, и мы тронулись. На этот раз я ехал стоя, упираясь головой в потолок автобуса. Смотреть в окна было уже невозможно, и я приготовился к долгой и утомительной поездке. Но не тут-то было - спустя минут десять после отъезда водитель вдруг засуетился и приказал всем стоящим срочно присесть вниз. Оказалось, что в Индии тоже есть дорожно-патрульные службы, одной из обязанностей которых является не допускать переполненных автобусов на опасных горных дорогах. И, завидев навстречу патруль, наш водитель спешно приказал всем присесть:)
Но было поздно. Конечно, патрульные лучше других знали, что пустых автобусов на дорогах Индии не бывает:) Автобус был остановлен, и все лишние пассажиры, включая меня, были выведены на улицу. Я все-таки надеялся, что после устного внушения водителю, нам позволят сесть обратно, и мы поедем дальше. Тем более, этот автобус до Укиматха был последним на сегодня.
Однако, минут через пять я понял, что никто пускать нас в автобус не собирается - патрульные всерьез занялись водителем, и лишние пассажиры пошли пешком. Решив, что стоять здесь бессмысленно, я тоже пошел вслед за ними. Сил у меня было еще полно, но, учитывая, что уже смеркалось, лил легкий дождик, а до Укиматха было около 30 километров, мысли мои не блестели оптимизмом. Но соратник по несчастью, шедший рядом со мной, сказал, что скорей всего водителя все-таки отпустят, и потом он сможет нас подобрать.

Время шло, мы прошли уже километра три-четыре, а никто нас так и не догнал. Становилось все темнее, и густые клубы тумана медленно расползались по лесу... Все это было так красиво и впечатлительно, что иногда я даже останавливался и фотографировал эти леса. Наконец, позади послышался шум автобуса, он вынырнул из-за поворота, и... не останавливаясь проехал дальше. Но ничего страшного - мне сказали, что он будет ждать нас в следующей деревне. А вот, сколько идти до следующей деревни, никто не знал. Я лишь надеялся, что следующей деревней не является сам Укиматх:)

Мы пошли дальше, и вскоре я понял, что мои надежды не были напрасны - послышался лай собак, мычанье буйволов, сквозь деревья показались домики, а вслед за ними, и знакомый автобус. Мы снова заняли свои места, и вскоре, наконец-то, направились в Укиматх. Дальнейшая дорога прошла без каких-либо происшествий, и через час с небольшим я вернулся в знакомый Укиматх, неся в сердце незабываемые впечатления о заоблачном Тунгнатхе, русской Чопте и "километровом" водопаде.

Родина-мать зовет

На следующий день в Укиматхе я решил, что мне пора возвращаться домой. Конечно, мой план на эту поездку еще не был выполнен - я не посетил еще одну важную святыню - Бадринатх, куда предполагал попасть с самого начала. Однако мое физическое, и, особенно, душевное, состояние было таково, что я чувствовал, что на Бадринатх меня уже не хватит. Горы, горы, горы... Через пару недель они становятся таким похожими друг на друга, что начинают уже утомлять тебя. Я почти не сомневаюсь, что в ближайшие годы обязательно посещу и Бадринатх, и Долину цветов, расположенную рядом с ним, но сейчас, в Укиматхе, мне более всего на свете хотелось в Россию. Там сейчас цветут яблони и распускаются первые цветы... Там белеют скромные березки, и колышется ковыль на полях... Там не нужно никуда ехать, ехать и ехать... Там ты дома. О, кто же ответит мне, почему вдали от Родины мне так нестерпимо хочется назад, словно душа моя осталась здесь, и тянет меня к себе, словно я похоронил здесь свое сердце. Чувство, так прекрасно выраженное Блоком в "Куликовом поле":


О, Русь моя! Жена моя! До боли
Нам ясен долгий путь!
Наш путь - стрелой татарской древней воли
Пронзил нам грудь.

Наш путь - степной, наш путь - в тоске безбрежной,
В твоей тоске, о, Русь.
И даже мглы, ночной и зарубежной,
Я не боюсь.

Итак, решено - я не еду в Бадринатх, а возвращаюсь домой. На следующий день я на утреннем автобусе еду в Ришикеш, последний раз вижусь с Бабой Кришной, а на утро возвращаюсь в Дели, сгорающий от невозможной жары и шума. Добравшись до офиса Аэрофлота на Коннот Плейс, я обменял свой билет на ближайший ночной рейс, и остаток дня провел, прогуливаясь по Мейн Базару, покупая подарки и памятные сувениры. И, здесь, буквально за несколько часов до моего отправления в аэропорт, произошло одно событие, которое могло в корне изменить весь ход этой моей поездки. Пробираясь сквозь толчею Мейн Базара, я был остановлен каким-то индийцем, который указал мне на землю позади меня.
Обернувшись, я увидел на земле ключ от моей комнаты в отеле. Странно, откуда он мог тут оказаться... Озарение наступило в следующую секунду - ключ лежал в моей наплечной сумке, дно которой теперь было элегантно распорото по всей длине... Но это было полбеды, ключ не так уж и важен. В этом же отделе сумки лежали мои авиабилеты, паспорт и сколько-то долларов. Я заглянул в сумку - и... Я не знаю, каким чудом они там остались, ибо держаться им уже было не за что:) Большой тяжелый ключ выпал первым, но и остальное не продержалось бы там сколько-нибудь долгое время, не обрати мое внимание на это тот безымянный индиец. Я никогда не ношу ценные вещи в наплечной сумке, но решил, что в последний день уже ничего не случиться, и чуть не поплатился за это. Теперь, задним числом, можно даже пофантазировать на тему, что было бы со мной, потеряй я все деньги и паспорт. Насколько я знаю, российское консульство в Дели не обременяет себя помощью соотечественникам, попавшим в беду, а потому, скорей всего, я остался бы тут один на один с огромным городом, в котором и так не счесть числа бродягам и нищим. И так никто бы и не узнал, где и когда закончился мой путь на этой земле. (Мне вспоминается история, прочитанная где-то, как один белорусский юноша, приехавший в Индию, был тут же обворован, после чего несколько лет жил бродягой во Вриндаване, пока, наконец, его оттуда не вытащили французские журналисты, приехавшие снимать фильм об этом городе. Вриндаван - место рождения Кришны.) Но все прошло, все миновало. Я отделался лишь порезанной сумкой и незабываемыми ощущениями, когда ты заглянул прямо в глаза бездны, откуда уже нет возврата. Еще несколько часов ожидания, и таксист несет меня по ночному Дели в сторону аэропорта. К машине подходят нищие с детьми на руках, и я отдаю им свои оставшиеся рупии. Сколько их здесь! Не счесть! И сколько не давай им, все равно не хватит. Всякая помощь безнадежно потонет в море людских страданий. Что-то непонятное происходит на земле...

Все. Самолет взлетел. И огромный, мрачный Дели, сияющий бесчисленными огнями, остается внизу. Эта поездка закончена. Но, несмотря на противоречие чувства, которые она оставила, я думаю, я знаю, что еще не раз вернусь в эту удивительную страну Индию, страну способную перевернуть все ваши преставления о жизни. А сегодняшний наш рассказ окончен.


« Фото Дарамсалы  |  Фото Тунгната  |  Фотографии Дели »



www.migranov.ru  Руслан Мигранов  © 2005-2017. Все права защищены. ya@migranov.ru
Копирование или использование материалов  –  только с разрешения www.migranov.ru
    

  В этой вселенной нет ничего случайного